Грубая неосторожность? Отказать в выплате

Новости морского транспорта

В практике страхования судов нередки случаи, когда страховщик отказывает в выплате со ссылкой на грубую неосторожность страхователя. Данное основание освобождает страховщика от выплаты, что предусмотрено в статье 265 Кодекса торговогомореплавания РФ.

Как правило, чем больше сумма страховой выплаты, тем выше мотив страховщика применить данную оговорку. При расследовании страхового случая специалисты страховщика – эксперты, сюрвейеры, адвокаты – в первую очередь анализируют причину события и сопоставляют эту причину с понятием грубой неосторожности, порой даже намеренно искажают результаты расследования с целью признать поведение страхователя не соответствующим договору страхования. Иногда недобросовестно поступают и страхователи, которые, осознавая свои нарушения, пытаются доказать, что грубая неосторожность с их стороны отсутствует, ссылаются на ошибки экипажа, на плохие погодные условия и т.д.

В законодательстве России понятие грубой неосторожности не установлено, в связи с этим у сторон судебного спора есть определенный простор доказывания. В случае возникновения спора между страхователем и страховщиком причину страхового случая оценивает суд. В этой статье мы ответим на вопрос, когда действия страхователя содержат элемент грубой неосторожности, по мнению российских судей.

В теории права под грубой неосторожностью понимают следующее: «грубая неосторожность (грубая небрежность) есть «непроявление должником той минимальной степени заботливости и осмотрительности, какую можно было бы ожидать от всякого участника имущественного оборота, окажись он на месте должника, и непринятие должником очевидных (хотя бы элементарных) мер в целях надлежащего исполнения обязательств»1.

О.С. Иоффе отмечает, что грубая и простая неосторожность отличаются степенью вины: чем более элементарные, простые, понятные каждому требования осмотрительности нарушаются, тем более конкретным становится предвидение правонарушителя и, следовательно, тем в большей степени он виновен; различие между простой и грубой неосторожностью носит чисто количественный характер: чем более конкретным является предвидение возможных неблагоприятных последствий, тем более тяжкой должна быть признана степень виновности2.

Таким образом, неосторожность считается грубой, если нарушены элементарные правила, понятные каждому, кто в силу своего рода деятельности, профессии должен эти правила знать. При этом тяжесть последствий не имеет значения для определения характера неосторожности. Имеет значение причинно-следственная связь между нарушением очевидного правила и неблагоприятным последствием.

Часто в правилах страхования судов устанавливается, что под грубой неосторожностью понимается нарушение требований нормативных или иных актов, определяющих правила эксплуатации застрахованного судна. Из этого пункта следует, что любые нарушения являются грубыми. Это очевидное преувеличение со стороны страховщика. В интересах судовладельца такие правила следует уточнить.

В российской судебной практике под грубой неосторожностью понимается нарушение всякого рода правил, при этом вопрос о характере этих правил и о субъективном отношении страхователя к этим правилам необоснованно оставлен «за кадром».

Так, например, в «Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан» (утв. Президиумом Верховного суда РФ 30.01.2013) указано, что грубая неосторожность имеет место, когда лицо осознает противоправность и вредоносность своих действий, но легкомысленно рассчитывает предотвратить наступление таких последствий; к проявлениям грубой неосторожности суды относят нарушение всякого рода правил, запретов.

В качестве примера в «Обзоре» приводится дело, в котором страхователю было отказано в иске о выплате страхового возмещения, поскольку его судно не прошло техническое освидетельствование и поскольку он эксплуатировал судно в период, когда была запрещена навигация.

В деле А58-4922/2011 (ФГУ «Ленское государственное бассейновое управление водных путей и судоходства» против ОАО «Страховая группа МСК»), которое было рассмотрено от 13 июня 2012 г. Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа, страхователю было отказано в выплате страхового возмещения вследствие нарушения совокупности правил. Главными причинами суд назвал нарушение требования о минимальном составе экипажа (вместо 9 человек на судне было 7) и выбор опасного маршрута. При этом суд не принял во внимание аргумент судовладельца о том, что единственным лицом, виновным в нарушениях, является капитан судна.

Как видим, суды не только не оценивают характер правил, но иногда и смешивают ответственность страхователя с ответственностью капитана судна, с ответственностью третьих лиц, нанятых судовладельцем. Еще одним подтверждением этого является дело А40-29646/1296-282 («Олнейл Ассетс корп.» против ОАО «СК «Ростра»), в котором грубая неосторожность буксировщика, нанятого страхователем, была приравнена к грубой неосторожности владельца застрахованной и буксируемой яхты.

Надо отдать справедливость, что существуют и иные решения, в которых эта ответственность разграничивается. Так, в деле ООО «Трансфиш» против ЗАСО «ЭРГО Русь» (Определение ВАС РФ от 07.10.2011 ВАС-16838/09 по делу А56-32094/2008) страховщик пытался доказать, что страхователь несет ответственность за ошибки вахтенного третьего механика и старшего помощника капитана судна. Суд не одобрил позицию страховщика.

Приведем еще один позитивный для судовладельцев пример. В деле А40-131707/12 (ФГУП «КамчатНИРО» против ОАО «САК «Энергогарант») был заявлен иск о взыскании страхового возмещения в связи с гибелью судна «Аметист». По заключению комиссии по расследованию аварий наиболее вероятной причиной гибели застрахованного судна была потеря остойчивости, как следствие – опрокидывание судна и его затопление в условиях жестокого зимнего шторма. Страховщик заявил о грубой неосторожности страхователя, при этом в основание его аргументации был положен расчет топлива, необходимого для прохождения маршрута с соблюдением безопасности и требований об остойчивости судна. В частности, страховщик полагал, что отсутствие на судне достаточного количества топлива повлияло на остойчивость судна. Страхователь ссылался на ошибки капитана и несоблюдение им требований об остойчивости, которые в совокупности со штормовыми погодными условиями привели к потоплению судна. Судья первой инстанции принял решение в пользу страхователя и признал ошибку экипажа.

Таким образом, сегодня практика государственных судов по вопросам морского страхования, и в частности по вопросу о грубой неосторожности, непредсказуема. В связи с этим можно использовать арбитражную оговорку и передавать споры профессиональным арбитрам, которые специализируются в морском праве и страховании, например, в Морскую арбитражную комиссию при ТПП РФ. Кроме того, рекомендуется определять в договоре страхования, что именно стороны понимают под грубой неосторожностью страхователя, нарушение каких правил и какими лицами.

Дополнительные вопросы по данной теме и другие вопросы из сферы морского, транспортного и страхового права вы можете направлять в редакцию или по адресу автора. Самые интересные вопросы и ответы на них будут опубликованы.

Дарья ЖДАН-ПУШКИНА, партнер юридической фирмы «Ждан-Пушкина и партнеры»

Из досье «МВР»

Дарья Ждан-Пушкина в 2005 году окончила факультет права НИУ – Высшей школы экономики. Кафедра предпринимательского права. В 2009 году закончила аспирантуру того же вуза.

Член Экспертного совета при комитете Всероссийского союза страховщиков по перестрахованию. Исполнительный директор НП «Общество страховых юристов».

В 2007 году участвовала в подготовке национального научно-исследовательского проекта для Министерства экономического развития РФ, имеет более 30 научных публикаций по страховому и транспортному праву, состоит в рабочих группах, созданных в целях реформирования законодательства и стандартных правил в сфере страхования и перестрахования.

1 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 1997. – С. 613.

2 Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 Т. I. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Ответственность по советскому гражданскому праву. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – С. 376.

Морские вести России 7 (2013)

Похожие публикации

Ваш отзыв