Кнут крепчает, а пряник тает

Новости морского транспорта

В ходе правительственного часа, состоявшегося в Госдуме 20 сентября 2011 года, министр транспорта РФ Игорь Левитин, руководитель Ространснадзора Александр Касьянов, руководители федеральных агентств отчитались перед депутатами о состоянии безопасности всех видов транспорта, и в частности речного и морского флота.

Трагедия, случившаяся с теплоходом «Булгария», и авиакатастрофа под Ярославлем до пределанакалили атмосферу в зале пленарных заседаний Госдумы. Судя по всему, в преддверии выборов некоторые горячие головы уготовили министру роль жертвенного тельца. Но дискуссия показала, что причины участившихся катастроф на транспорте нельзя решить простой отставкой министра. Поиск виновного в верхних эшелонах власти оказался делом бесперспективным, и в этом есть немалая «заслуга» самих депутатов. В своем докладе министр транспорта напомнил депутатам, что в результате административной реформы, которая была принята Госдумой, управление транспортом напоминает известную ситуацию, в которой оказалось дитя при семи няньках. Структура государственного управления в сфере транспорта сейчас состоит из Министерства транспорта, Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (Ространснадзор), агентств по видам транспорта (Росавиация, Росморречфлот, Росавтодор, Росжелдор). Функциями министерства является выработка государственной политики и издание нормативных правовых актов. Ространснадзор осуществляет функции по контролю (надзору) в сфере транспорта. Агентства осуществляют функции по реализации государственной политики и управлению государственным имуществом в закрепленной сфере деятельности. «С середины 90-х годов вопросы приобретения, эксплуатации, технического состояния, обновления и обеспечения безопасности относятся к сфере ответственности бизнеса», – сказал Игорь Левитин. Он считает, что существующие сегодня штрафы – от 2 до 2,5 тыс. руб. для физических лиц и от 40 до 50 тыс. – для юридических лиц, по сути, превращают сам институт лицензирования в формальность. Суммы штрафов легко покрываются доходами от коммерческой деятельности, констатирует министр.

Судя по докладу руководителя Ространснадзора Александра Касьянова, у него недостаточно кадровых, финансовых ресурсов для контроля за безопасностью на транспорте. Административная реформа 2004 года, в результате которой транспортная инспекция была преобразована в Ространснадзор, приняла характер простого сокращения штатов. В 1991 году штатная численность инспекторов составляла 12 тыс. человек, которым следовало контролировать около 86 тыс. хозяйствующих субъектов. Сегодня кадровый состав Ространснадзора исчисляется 6 тыс. сотрудников, а количество поднадзорных субъектов увеличилось до 600 тыс. предприятий. «С учетом вышеизложенного следует вывод, что мы можем прийти с инспекторской проверкой на предприятие не чаще одного раза в десять лет», – считает Александр Касьянов. Еще печальнее обстоит положение с арсеналом мер воздействия на нарушителей. Александр Касьянов привел такую статистику. За прошедший год сотрудниками службы проведено 112 тыс. контрольных мероприятий, по результатам которых выявлено 286 тыс. нарушений законодательства. К административной ответственности привлечено 120 тыс. нарушителей. Около 26 тыс. материалов направлено в органы прокуратуры и суды. Число привлеченных за нарушение транспортного законодательства возросло в 4 раза. Но безопасность транспорта не повышается. В чем причина? «Главной причиной увеличения числа нарушений является, с одной стороны, либерализация допуска на рынок транспортных услуг, с другой – низкие санкции и штрафы для нарушителей. Пример тому – недавний случай гибели теплохода «Булгария». Расследование показало, что владелец судна явно преднамеренно нарушил все законы, какие есть. Служба ему лицензию не выдавала. Он занимался предпринимательской деятельностью на незаконной основе», – делает вывод Александр Касьянов.

Руководитель Ространснадзора обратил внимание депутатов на следующие факты. В 90-е годы на развитие системы транспортного контроля и надзора из бюджета выделялось 7 млрд рублей на 86 тыс. хозяйствующих субъектов. С 2008 по 2011 год выделено 3 млрд рублей на 600 тыс. хозяйствующих субъектов. Последний размер взысканного штрафа, установленного законодателями, составляет 660 рублей. При этом судебные органы часто принимают сторону хозяйствующих субъектов и ограничиваются наложением штрафов или вовсе признают нарушения малозначительными. Так, в Ростове-на-Дону решением суда капитан теплохода «Дельфин», перевозивший на своем судне 24 детей вместо 12, в результате судебного разбирательства оштрафован всего на одну тысячу рублей. А за работу без лицензии он получил всего лишь предупреждение. «На наш взгляд, необходимо внести изменения в КоАП России. Повысить не менее чем в десять раз штрафные санкции за нарушение транспортного законодательства и заставить бизнес вкладывать средства в развитие системы безопасности», – предлагает руководитель Ространснадзора. По словам Александра Касьянова, ряд нарушений, ведущих к катастрофическим последствиям, нельзя устранить с помощью нынешней нормативно-правовой базы. В КоАП отсутствуют положения, влияющие на безопасность труда и отдыха сотрудников транспортной отрасли. Существующее законодательство не позволяет проводить надлежащий медицинский контроль и контроль за состоянием транспортных средств. «Выделяемые из бюджета средства позволяют повышать уровень профессионализма работников один раз в шесть лет, а нужно один раз в три года. Ведь в Ространснадзоре должны работать высокообразованные люди, имеющие достаточный опыт работы на транспорте», – уточняет Александр Касьянов.

В ноябре 2010 года в первом чтении был принят проект Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда пассажирам», устанавливающий общий размер ответственности перевозчика за гибель пассажира на всех видах транспорта в размере 2 млн рублей. «Просил бы вас, уважаемые депутаты, ускорить принятие данного закона», – заявил Игорь Левитин.

Таким образом, из дискуссии в Госдуме следует, что владельцам транспортных средств можно ожидать со стороны государства усиление роли кнута и ослабление роли пряника. Ведь в дискуссии в Госдуме никто не захотел встать на позицию владельца транспортных средств, особенно в вопросе финансирования мер по укреплению уровня транспортной безопасности. В частности, ничего не было сказано о снижении налоговой нагрузки и понижении кредитной ставки для строителей морских и речных судов. Стоит задуматься над такой статистикой. В 90-е годы прошлого века на базе крупных речных пароходств, существовавших в Советском Союзе, было создано более сотни компаний, которые эксплуатируют на внутренних водных путях 31,5 тыс. единиц флота различного назначения. Пассажирских коммерческих судов в эксплуатации более 2000 ед., грузовых – около 2500. Средний возраст судов по всему коммерческому флоту 33 года. Анализ рынка круизных судов показывает, что на реках Российской Федерации работает 128 круизных теплоходов, 100% круизного пассажирского флота построено за границей. Средний возраст круизных судов 45 лет. Основная масса судов (более 75%) построена в период с 1960 по 1990 год, а пассажирские (86%) – в период с 1950 по 1990 год. Степень изношенности транспортных средств более 75%.

Без ответа осталась и информация о состоянии гидротехнических сооружений, приведенная в докладе Игоря Левитина. Говоря о безопасности транспортной инфраструктуры внутренних водных путей, министр транспорта сообщил, что износ основных фондов ГТС составляет 76%. (Самые «молодые» гидротехнические сооружения имеют возраст от 25 до 52 лет (52%). В эксплуатации находятся сооружения, построенные более 100 лет назад (12%). В 2010 году на проведение работ по ремонту гидротехнических сооружений направлено 1,2 млрд рублей. В 2011 году на ремонт судоходных гидротехнических сооружений предусмотрено выделить 1,7 млрд рублей.

Средний возраст такого важного элемента инфраструктуры, как технический флот, достигает 28 лет. Износ составляет 74%. За счет средств федерального бюджета на капитальный ремонт флота выделено в 2010 году 152,7 млн рублей, в 2011 году – 320,9 млн рублей. Много это или мало? «Этих средств достаточно только на ремонт технического флота, находящегося в эксплуатации», – констатирует Игорь Левитин.

Алексей КАЗАКОВ

Похожие публикации

Ваш отзыв