Побег в тропический рай

Интересные туры

Фукуок — это самый большой остров Вьетнама. Но найти его на карте мира довольно сложно. Уж очень он напоминает размерами и очертаниями пятно, случайно оставленное пролетающей мимо мухой. Десять лет назад правительство Вьетнама объявило, что собирается превратить его в туристический рай. После этого путеводители стали называть пляжи Фукуока самыми красивыми вмире и обещали незабываемые приключения для тех, кто ищет их на свою голову. Я искал. Вторая половина лета у нас выдалась не то чтобы очень жаркой. Хотелось сбежать куда-нибудь в тропики.

Путь из Беларуси во Вьетнам не близкий. Три многочасовых перелета, разбавленных диснеевскими мультфильмами и французским вином от авиаперевозчика, — и вот в прекрасный летний вечер я оказался в аэропорту Хошимина, или, как его до сих пор предпочитают называть сами вьетнамцы, Сайгона. Пограничные и таможенные формальности заняли всего несколько минут. На выходе я заглянул в обменный пункт и протянул девушке в строгом деловом костюме несколько американских купюр. В ответ девушка мило улыбнулась и выдала целую гору банкнот. Вьетнамские деньги выглядели солидно, были сделаны из непромокаемого пластика, но очень уж смущало огромное количество нулей. Похоже, что с инфляцией здесь дела обстояли даже хуже, чем в Беларуси. Зато такси до улицы Фам-Нгу-Лао, где любят останавливаться иностранцы, и выбранная мною по наитию первая попавшаяся гостиница стоили по нашим меркам совсем смешные деньги.

Поспав совсем немного (сутки во Вьетнаме начинаются на четыре часа раньше, чем у нас), я отправился осматривать город. Погода с утра не заладилась. С неба накрапывал мелкий дождик, но при этом было довольно жарко и душно.

Сайгон — самый большой город Вьетнама. Некоторое время, когда страна была разделена на две противоборствующие части, он даже имел статус столицы. Путеводители любят ссылаться на особое очарование, свойственное этому мегаполису, на эклектику французских колониальных зданий и недавно построенных небоскребов делового центра. Но правда в том, что особых достопримечательностей здесь почти нет. То есть небоскребы стоят на месте. За пару лет, пока писался мой путеводитель, их количество даже возросло. В Сайгоне все еще сохранилась пара узких улочек чайна-тауна, в котором китайцы давно уже не живут. В нем есть широкие проспекты, запруженные сплошным потоком автомобилей и мопедов. Кажется, у каждого горожанина есть свой личный мопед. Для тех, у кого его пока нет, открыты многочисленные салоны проката. На мопедах ездят по одному, но чаще в паре, а то и целой семьей. Из-за сумасшедшего движения перейти улицу порой бывает очень трудно. В особо сложных ситуациях я был вынужден останавливаться и ждать, когда через нее пойдет какой-нибудь вьетнамский пешеход, а затем следовал за ним. Казалось, что несущиеся прямо на меня мопеды даже не снижали скорость. Главное было не останавливаться и не оглядываться. И только оказавшись на противоположной стороне, я мог позволить себе удивиться, что добрался до нее живым и здоровым.

Но небоскребы, проспекты и даже многочисленные магазины с яркими витринами — все это как-то не тянуло на звание достопримечательностей. Из старых французских зданий я нашел только одно — кафедральный собор Нотр-Дам-де-Сайгон, сравнительно небольшой костел, уступающий по своей красоте любому храму Минска. Остальные старые здания давно уже перестроены, евроотремонтированы и упакованы в стекло и пластик. Я прогулялся вдоль широкой реки Сайгон, посетил военный музей, где добровольный гид мне очень доходчиво объяснил, что южновьетнамский режим и их американские союзники вовсе не были отличными парнями, защищавшими интересы всемирной демократии, а затем вернулся на улицу Фам-Нгу-Лао, чтобы подкрепиться жареной свининой в кисло-сладком соусе и запить ее солидной порцией «Кока-колы». Никаких других безалкогольных напитков в выбранном мною ресторане не оказалось.

Похожие публикации

Ваш отзыв